SLON-PARTY.RU :: Начало

Разделы сайта

Главная страница
Идеология

Программные документы
Темы сайта

Форум
Хроники СЛОНа

Анонсы, объявления
Последние новости
Пресс-релизы
Архив новостей
Стенограммы выступлений

Читальный зал

Статьи и интервью СЛОНов
СМИ про СЛОНа
Открытая партийная газета
Книжная полка

Сайты по науке и образованию
Руководящие органы
Лица СЛОНа

Персональные страницы
Адреса представителей
в регионах

Региональные организации
Выборы и участие во власти
Документы
Фотоальбом
Слоны в искусстве

Счетчики

Основной раздел :: Текущий раздел

17 декабря 2002 года. 10 часов.

СТЕНОГРАММА
парламентских слушаний Комитета по образованию и науке на тему:

«О совершенствовании законодательных основ научной деятельности в Российской Федерации»

Лапаева В.В.

Уважаемые коллеги, проблема совершенствования законодательства давно требует очень серьезного внимания со стороны нашего законодателя. И я в этом смысле очень приветствую нынешние парламентские слушания. Полагаю, что в результате этих слушаний мы должны будем выработать такую концепцию развития законодательства о науке, которая позволит преодолеть те существенные деформации правового поля в этой сфере, которые мы сегодня наблюдаем.

О чем идет речь? Вы знаете, что специальное законодательство о науке, и, прежде всего, закон о науке, его действие в существенной мере сейчас находится под давлением, таким деформирующим напором норм общеотраслевого законодательства, гражданского, налогового, бюджетного, таможенного, административного и так далее.

Здесь звучал вопрос: нужен ли нам закон «О науке»? Я очень надеюсь, что это вопрос риторический. Если мы хотим развивать научно-технический комплекс, а, судя по всем программным заявлениям, мы хотим, то такой закон нужен. Если не хотим развивать, ну, давайте честно скажем. Итак, закон нужен, но нужен другой закон. Нужен такой закон, который сумел бы оттянуть на себя регулятивные возможности в этой сфере. Сейчас это все отдано на откуп общеотраслевому законодательству. Делает оно это, осуществляет это регулирование в научно-технической сфере надо признать плохо, с большими внутренними противоречиями, межотраслевыми несогласованностями, проблемами. И, самое главное, зачастую игнорируя специфику отношений в сфере науки. Для того чтобы как-то учесть эту специфику, и восполнить пробелы, принимается обширное ведомственное законодательство, то есть подзаконные нормативные акты, которые в силу своего ведомственного характера нацелены на реализацию интересов различных ведомств, и уже поэтому противоречат друг другу.

Такая ситуация, конечно же, блокирует нормальное развитие научно-технического комплекса. Если уж у нас финансирование науки, ну, мы как бы мало что можем сделать, так получается. Ну, давайте хоть что-то сделаем с законодательством, это более посильная задача. Что здесь, на мой взгляд, надо делать? Во-первых, конечно же, нужно пытаться изменить этот вот метод латания дыр, которым сейчас работает наш законодатель, когда вносятся изменения и дополнения в специальные законы, в общеотраслевое законодательство. Я не призываю вас от него отказываться. Надо делать то, что можно делать, и совершенствовать там, где это поддается, каким-то усилиям.

Но параллельно с этим на перспективу, я бы сказала на ближайшую перспективу, надо ставить, как сейчас у нас говорят, более амбициозные задачи. А именно: нужно формировать самостоятельную отрасль законодательства о науке. Вот я в качестве примера приведу экологов: они сумели пробить самостоятельную отрасль законодательства, сформировали на ее основе самостоятельную отрасль права, сумели ввести свою научную дисциплину в номенклатуру юридических специальностей. И сейчас к ним идет молодежь, потому что в этой сфере можно защищать диссертации. А у нас просто катастрофическое положение с кадрами по проблемам законодательства о науке. Вы это можете, как говорится, видеть воочию.

Вот такие задачи, я считаю, надо ставить. Для того, чтобы ставить такие задачи, у нас никак не меньше оснований, чем у экологов. Прежде всего, у нас есть явно выраженная специфика предмета регулирования, то есть специфика отношений в сфере научного комплекса. Я на ней останавливаться не буду, в этой аудитории все это хорошо понимают. Кроме того, у нас есть специфика метода регулирования, то есть специфическое именно для этого предмета сочетание гражданско-правовых и публично-правовых методов регулирования. У нас есть настоятельная общественная потребность развития научно-технического комплекса. Страна актуально стоит перед очень жестким выбором: или будем сырьевым придатком западных стран, или же мы все-таки сформируем эту инновационную экономику знания, о которой сейчас так много говорят. И, наконец, у нас есть настоятельная потребность формирования внутренне непротиворечивого правового регулирования в этой сфере. Для того, чтобы выстроить такое внутреннее непротиворечивое эффективное правовое регулирование, нужно иметь единый координирующий центр, то есть кодификационный нормативный акт.

Вот таким кодификационным нормативным актом и должен стать закон «О науке». Но это должен быть принципиально новый закон. В этом законе нужно, прежде всего, нормативно закрепить, то есть не декларативно, а именно нормативно сформулировать основные принципы регулирования в этой сфере, то есть принципы защиты прав на результаты научной деятельности (таким образом, чтобы были сбалансированы интересы разработчиков, инвесторов и государства); принципы приватизации объектов научно-технической сферы; финансовой поддержки науки (в том числе и налогообложения научных организаций); формирования госзаказа на исследования и разработки; регулирования труда научных работников, принцип самоуправления в научной сфере (этот принцип надо распространять на сферу рыночной активности научных организаций, потому что сейчас результатами этой рыночной деятельности науки весьма произвольно распоряжается директорский корпус науки).

При формулировке этих принципов надо исходить из того, что каждый из них должен под своим углом зрения конкретизировать конституционный принцип свободы научного творчества.

Наряду с принципами правового регулирования отношений в сфере науки важно максимально полно прописать неохваченную общеотраслевым законодательством специфику регулирования конкретных отношений в этой сфере. Возьмем вопросы, которые являются предметом сегодняшнего обсуждения - правовой статус научных организаций и научных работников. Если будет принят ФЗ «О специализированных государственных или муниципальных некоммерческих организациях», в том виде, как его подготовил Минэкономразвития (т.е. там ничего не будет о научных организациях, которые зачастую как раз и являются государственными некоммерческими организациями), то надо восполнить этот пробел в законе о науке. И таким же образом, кстати, можно решить проблему правового статуса научных фондов. Точно так же, например, надо считать пробелом то обстоятельство, что в Трудовом кодексе ничего не сказано об особенностях регулирования труда научных работников. Между тем, здесь эта сфера деятельности имеет целый ряд особенностей значимых для трудовых правоотношений И прежде всего я бы выделила проблему разработки особого статуса исследователей, занимающихся фундаментальной наукой. Таким же образом надо восполнить пробелы в гражданском, административном, налоговом и т.д. законодательстве.

Причем, не только восполнить пробелы, но принимать нормы, конкретизирующие и развивающие положение кодексов. Не надо относиться к принятым ранее кодексам как к священным коровам. По своему статусу в системе законодательства это такие же федеральные законы, как и закон о науке. И в них много недоработок (а законодатель не должен связывать себя прежними ошибками). Надо исходить из того, что новый закон о науке как более поздний акт специального действия будет иметь бесспорный приоритет перед любым ранее принятым федеральным законом более общего действия.

А если уж говорить о приоритетах в законодательстве, то уместно напомнить ФКЗ «О Правительстве», согласно ст.17 которого «Правительство Российской Федерации обеспечивает государственную поддержку фундаментальной науки, имеющих общегосударственное значение приоритетных направлений прикладной науки». По смыслу этого положения государство в лице Правительства РФ берет на себя обязанность поддерживать всю фундаментальную науку, а избирательный подход на основе приоритетов относится лишь к прикладным исследованиям. Это положение в последнее время явно недооценивается.

Если делать новый закон, то надо поменять и название. Это должен быть не закон о науке и государственной научно-технической политике, а просто закон о науке (аналогично закону об образовании). Во-первых, зачем надо говорить только о научно-технической политике (а как же политика в области гуманитарных и естественных наук?). Засилье в нашем законодательстве термина «научно-техническая политика» - это дань устаревшей идеологии техноцентризма, замешенного на милитаристских установках. Кроме того, зачем вообще говорить здесь о политике: мы же не говорим «Гражданский кодекс и политика в области гражданско-правовых отношений».

Кстати, это название небезобидно и по своим сугубо юридическим последствиям. Думаю, именно этим названием спровоцирована очень непонятная по своему правовому смыслу норма ст.13, где сказано, что направления «научно-техническая политика» политики определяются президентом. Президент определяет, а законодатель встраивается. И если бы не было Конституции, то мы вынуждены были именно так эту норму закона и интерпретировать. Но, слава Богу, что есть статья 80 Конституции, откуда взята эта формула и там сказано, во-первых, что Президент определяет основные направления политики. И, во-вторых, в рамках Конституции, и федеральных законов. То есть полномочия Президента в этой сфере носят подзаконный характер. И совершенно не надо предавать этому документу статус законодательного акта. Наоборот, эту норму нужно изъять из закона, она создает впечатление как бы делегирования законодателем своих полномочий. На самом деле, законодатель сам, самостоятельно определяет законодательную политику.

Я очень призываю нашего законодателя быть самостоятельным в этом вопросе, потому что позиция исполнительной власти и президентских структур, если коротко ее охарактеризовать, звучит следующим образом: «пусть наука…» - устами Минфина с нами обращается Правительство, в основном, - «пусть наука докажет государству и частному бизнесу, что она умеет зарабатывать деньги, тогда государство в этом прибыльном проекте когда-нибудь поучаствует». Это не государственный подход.

Если мы возьмем Основы политики в области науки, о которых здесь говорилось, то тоже не надо брать этот документ за ориентир. Потому, что основная формула Основ звучит каким образом? - Переход к инновационной экономике на основе избранных приоритетов. Все бы хорошо, но, уважаемые коллеги, в рамках того финансирования, которые заданы теми же основами, совершенно ясно, что концентрация на каких-то приоритетах будет идти за счет остальной науки. То есть науку будут «резать по живому», а это живой, объективно формирующийся организм, его нельзя резать. Тем более, в угоду каким-то субъективно отобранным приоритетным направлениям, о чем здесь Виктор Степанович говорил. И вообще вызывает сомнение, почему именно эти приоритеты отобраны? Я вам скажу, что, на самом деле, отбор приоритетов - это крайне сложная очень дорогостоящая процедура. Она у нас не отработана. И в науке нельзя ориентироваться только на приоритеты, потому что мы наверняка упустим, что-то очень важное. Приоритет это уже нечто устоявшееся, а наука - это сфера неизведанного.

Поэтому, я призываю законодателя быть самостоятельным в этом вопросе и желаю успехов на этом пути. Благодарю за внимание.

 

 

Высказаться

Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель. Разработчик и веб-дизайнер - Шварц Елена. Состав редакции сайта