SLON-PARTY.RU :: Начало

Разделы сайта

Главная страница
Идеология

Программные документы
Темы сайта

Форум
Хроники СЛОНа

Анонсы, объявления
Последние новости
Пресс-релизы
Архив новостей
Стенограммы выступлений

Читальный зал

Статьи и интервью СЛОНов
СМИ про СЛОНа
Открытая партийная газета
Книжная полка

Сайты по науке и образованию
Руководящие органы
Лица СЛОНа

Персональные страницы
Адреса представителей
в регионах

Региональные организации
Выборы и участие во власти
Документы
Фотоальбом
Слоны в искусстве

Счетчики

Основной раздел :: Текущий раздел

Максим Стародубцев

Медицина - отрасль государственной экономики

“Повышение качества и доступности медицинских услуг - главная цель реформы системы здравоохранения”, заявил 26 мая президент РФ В.Путин в своем ежегодном послании к Федеральному Собранию.
Обратив внимание на неэффективность отечественной системы здравоохранения и неудовлетворение проводимыми реформами, он призвал правительство и парламент выработать правовую базу для обязательного медицинского страхования.
Между тем, по мнению экспертов партии “Союз людей за образование и науку”, в результате ведущихся Правительством социальных преобразований потребитель всегда рискует получить дорогую и, возможно, вредную услугу, качество которой он не в состоянии адекватно оценить. (Я хочу подчеркнуть – именно правительством, которое саботирует выполнение этой задачи в том виде, в котором ее поставил Президент).
Особой радости от этого положения нет и у производителя услуг, который обречен на профессиональную деградацию и потерю конкурентоспособности.
Беда в том, что Государство по-прежнему не понимает социального и экономического значения социальной политики, в особенности здравоохранения.
Оно игнорирует собственно экономический потенциал этой отрасли. Она по прежнему воспринимается как тяжкая обуза на шее растущего государственного ВВП, а не часть этого ВВП.
Медицина – это не только система социальной защиты – но и потенциально мощнейшая отрасль государственной экономики, отличающаяся особой наукоемкостью, потребностями в квалифицированных кадрах. Учитывая, что единственным шансом конкурентоспособности нашего государства является производство наукоемкого, высокотехнологичного продукта – пассивное отношение к медицине абсолютно недопустимо.
Из года в год президент ставил вопрос о необходимости преобразований. Успехи невелики: вопросов стало еще больше, ответов мало.
По признанию представителей государственной власти, наше здравоохранение практически утратило свою социальную ориентированность.
В результате - не только неверие населения в способность государства решать социальные проблемы, но и реальное ухудшение здоровья граждан, деградация отечественного научного и медицинского потенциала.
Для того, чтобы относиться к сфере социальной защиты, медицинская помощь, во-первых должна быть общедоступной и качество ее оказания не должно зависеть от общественного и имущественного положения пациентов.
Власть должна обеспечить реализацию этого принципа посредством современных экономических решений – это и есть “задача настоящего момента”.
Второе. Государство, декларируя принцип “общедоступного здравоохранения”, должно обеспечить качество медицинских услуг - право граждан на выбор организатора системы их предоставления (например, страховщика), лечебного учреждения или доктора, обеспечить рентабельность работы врача.
Идеологическая (или этическая) система советской медицины была одним из основных инструментов внутриведомственного контроля качества оказываемых услуг – оценивала профессионализм врача по своим корпоративным показателям. (Экономическая эффективность той модели – другой вопрос, сегодня его надо искать в рыночных условиях).
Наконец, государство обязано обеспечить инвестиции в развитие медицинской науки и технологий.
Государственная ориентация на эти принципы должна придать смысл пресловутой административной реформе, проведение которой пока смахивает на очередную кампанейщину, в то время как произвольное сокращение кадров, закрытие больниц больше напоминает действия ликвидационной комиссии при банкротстве.
Все вроде понятно, но беда в том, что эти принципы не сформулированы политически. Население, власть и медики должны проникнуться единой задачей реформы.
Но если власть сама не понимает того, что пытается сделать, естественно, откуда народу понять эти преобразования, тем более, что они заранее именуются непопулярными.
Например, что такое обязательное медицинское страхование в том виде, как представляет его правительство: попытка восполнить доступность здравоохранения в условиях сокращения средств на социалку или же путь снижения социальных обязательств государства перед населением?
Например, существует точка зрения минфина: “Является ли, с позиций экономики, ОМС страхованием или нет? Если да, то пусть страховщики, которые работают в сфере здравоохранения, будут в тех же условиях, как и другие страховые компании”. По-моему, это проявление я недопустимого технократизма, формализма, упрощения экономического подхода по отношению к социальной роли, которая возложена на медицинское страхование.
С другой стороны, зачем вообще привязываться к ОМС? Мало того, что смысл его ничтожный, он станет еще ничтожнее. В фонды ОМС будет поступать теперь не 3,6%, а только 2,8% налогов. Из них на долю региона останется только 1 (один!) процент – сумма, по странному стечению обстоятельств как раз и совпадающая с минимумом медицинской ответственности по реформе местного самоуправления.
Можно сказать, что Правительство, вместо обеспечения инвестициями быстро растущего рынка медицинских услуг, вместо организации этого рынка  расписывается и в собственном, и в государственном бессилии.
А каково положение на местах?
Первое, что приходит в голову, это досада на недальновидность региональных
администраций. Вместо партнерства с местными страховыми организациями, с которыми (при всех противоречиях) всегда можно было найти общий язык, области могут получить еще одну структурную зависимость от Москвы. Через филиалы крупных “центральных” компаний.
Урал  отличался в лучшую сторону от территорий, где, особенно за прошлый год, положение в ОМС Московских компаний стало монопольным. Свои компании в Челябинской области сохранили до 50% рынка, весомо их присутствие в Пермской области. А в Свердловской, до недавнего времени, Москвы в ОМС (кроме ЗАТО) вообще не было.
То есть пока что в связи с непоследовательной и непонятной политикой Центра, дополнительные возможности остаются у регионов, которые сохраняют шанс на эффективную социальную политику. А, может быть, и показать Центру необходимый пример, а полученный опыт экстраполировать дальше.
Местные власти упускают возможность сохранить свои рычаги влияния как на реформу здравоохранения, так и на политику в части организации медицины вообще. Мы рискуем получить куда более жесткий вариант с минимальными социальными обязательствами, совпадающими с тем, что остается в ведении муниципалитетов по новой административной реформе. С нерегулируемым и масштабным расширением платных услуг. Политические последствия этого шага, несомненно, лягут на плечи местных властей.
Вывод один: население, а не бюджет, не власти, не страховые компании и даже не лечебные заведения являются основными “потребителями” реформы. И потому продолжать прежнюю политику отстранения от людей, принятия решения “уведомительным порядком” - недопустимо.
Вот почему  партия "Союз людей за образование и науку" привлекает внимание к обсуждению закона о медицинском страховании и самой реформе здравоохраниения, старается организовать сотрудничество максимально широкого слоя заинтересованных лиц: политиков, общественников, экономистов, социологов, “сильных мира сего”.

 

 

Высказаться

Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель. Разработчик и веб-дизайнер - Шварц Елена. Состав редакции сайта