SLON-PARTY.RU :: Начало

 

 

 

 


Главная страница
Идеология

Программные документы
Темы сайта

Форум
Хроники СЛОНа

Анонсы, объявления
Последние новости
Пресс-релизы
Архив новостей
Стенограммы выступлений

Читальный зал

Статьи и интервью СЛОНов
СМИ про СЛОНа
Открытая партийная газета
Книжная полка

Сайты по науке и образованию
Руководящие органы
Лица СЛОНа

Персональные страницы
Адреса представителей
в регионах

Региональные организации
Выборы и участие во власти
Документы
Фотоальбом
Слоны в искусстве

Счетчики

<<< К основному разделу

Куда пойдет СЛОН?

 

Лидер партии СЛОН Вячеслав Игрунов встретился с предпринимателями – членами ассоциации «Защита и развитие». Собравшиеся бизнесмены уже знакомы с основными положениями программы партии СЛОН, а потому речь пошла о вопросах, связанных с созданием нового политического образования и его перспектив.

Так Вячеслав Игрунов подробно рассказал собравшимся о своем видении расклада политических сил в сегодняшней России:

– С одной стороны в обществе существует некая политическая апатия, разочарование в партиях, присутствующих на политической сцене. Причем речь идет не только о традиционных партиях: ЛДПР, «Яблоко» или СПС, но и о новой, располагающей огромными ресурсами «Единой России». Да, сегодня «Единая Россия», может быть, получила бы до 30 % голосов. Но задача, которую они ставили перед собой – 50 % мест в парламенте. А что из этого получится, сказать трудно: жизнь меняется, и похоже, сегодня эта партия не вызывает особых симпатий. Записать в нее можно сколько угодно людей, но надо получить голоса избирателей. Мы знали политические партии, собиравшие меньше голосов, чем количество членов, которые в них числились. И в данных условиях такой результат тоже возможен. Уже известно, что в ряде мест люди уходят от этой партии, более того – у населения растет скепсис по отношению к ней.

Люди не видят тех сил, которые боролись бы за их интересы. Это – одна сторона проблемы. Но есть и другая. Популярность «Единой России» и всех остальных пропрезидентских политических сил зиждется на мощном авторитете президента Путина, который сегодня существует. Но уже было отмечено некоторое изменение поддержки Путина в обществе. Речь идет не об уровне поддержки – рейтинг Путина всегда зашкаливает за 70 %, и он может чувствовать себя уверенно: его слово в России значит больше, чем чье-либо другое.

Тем не менее, в Кремле ощущается постоянная тревога, связанная с отмеченной социологами тенденцией. Высота рейтинга Президента остается неизменной, но прочность поддержки все тает. Образно говоря, поставим рядом худенькую березку, которая вытянулась, чтобы получить свет, и могучий дуб: по высоте они одинаковы, но по толщине, а главное прочности – разные. Если раньше поддержка Путина была такой вот «дубовой»: люди готовы при всех условиях за него голосовать, он был светом в окошке, то сейчас многие поддержат его, потому что нет альтернативы. И если это так, то одно дело – голосование за Путина, рейтинг которого, вполне вероятно, останется достаточно высоким не только сейчас, но и при иных обстоятельствах, а другое дело – голосование за тех, кто как бы стоит возле Путина. Это голосование может быть совсем иным. Кроме того, остается еще год до парламентских выборов, и не очень понятно, как будет складываться ситуация.


О "Норд-Осте" см. интервью Вячеслава Игрунова:

"Уроки московской трагедии";

"Война и мир в большом городе"


 

Более того, после «Норд-Оста» имидж Путина изменился. Я подозреваю, что сейчас поддержка Путина окажется даже выше, чем она была до «Норд-Оста». Но эта поддержка опирается во многом на ту часть населения, которая описывается социологами как «ксенофобски ориентированная». Исследования показывают, что сегодня рост ксенофобии в России чрезвычайно велик: три четверти населения настроены ксенофобски.

Вторая сторона проблемы: всегда и везде в мире такие ситуации, как сложившаяся вокруг «Норд–Оста», подталкивали к насилию. До этого поддержка силового решения чеченского вопроса все время уменьшалась, возрастало негативное отношение населения к чеченской войне. После «Норд-Оста» мы увидели резкий всплеск поддержки силового решения и резкий спад миротворческих настроений. Поэтому, хотя поддержка Путина выросла, эта поддержка связана с ожиданием насилия. А ожидание насилия – это ожидание нестабильности. При всем том, что поддержка есть, есть и ощущение неэффективности старых методов, ощущение приближающейся опасности.

Казалось бы, в такой ситуации надо менять политический спектр. Нужно выдвинуть новых политических лидеров, занимать новые ниши, чтобы они соответствовали настроениям в обществе. Для этого необходимы серьезные исследования меняющегося сознания людей. У меня же ощущение, что социологические опросы, которые проводятся, к сожалению, отвечают только на один вопрос: сколько за нас, сколько нас поддерживает. Опросов, которые отмечали бы фундаментальные сдвиги в человеческом сознании, я сейчас не вижу.


О политических партиях см.:

"СЛОН является партией нового поколения и ее не стоит размещать на линейке среди старых политических партий". Интервью В. Игрунова для сайта Kreml.org

КОМУ И КАКИЕ ПРАВЫЕ НУЖНЫ СЕГОДНЯ. Материалы экспертного семинара. Независимая газета, 6 ноября 2002г.

 

Как я понимаю, в Кремле существует концепция малопартийности. Выглядит она приблизительно так. В центре – «Единая Россия», пусть она имеет 50 %. Слева – коммунисты, но при помощи мелких коммунистических партий у них можно отобрать голоса, оставив, как на Украине, 11 – 12 %. Справа будут политические партии типа «Яблока», имеющие совсем небольшое количество голосов. Так получится «устойчивый» парламент, где можно будет решать все вопросы.

Однако воплощение такого плана не очень удается, и вот создаются партии Селезнева, Брежнева: может быть, кто-то из них пройдет в парламент. Может быть, не будет малопартийной системы, но тогда исполнительная власть будет иметь дело с мелкими партиями, которые отберут голова у коммунистов, слабыми правыми, может быть, слабыми националистами типа Жириновского. Но политические партии, сконструированные в Кремле, не рассчитаны на реальное содержание общества.

С другой стороны, сегодня самостоятельные политические партии практически не могут возникать. Их количество и так доходит сейчас до сорока, но о них никто ничего не знает. Без высокого покровительства эти партии не получат ни прессы, ни денег, ни возможности реально выступать на политической сцене. Так и получается: с одной стороны совершенно недееспособный политический спектр, с другой – отсутствие политических сил, которые могут его заменить.

Меня смущает положение. Я помню советскую систему: советская власть была очень мощной, все решения принимались в ЦК, и даже я как отдельный человек все время чувствовал, что моя судьба решается там. Централизация власти доходила до смешного, и постоянно возникала проблема «узкого горлышка»: из-за того, что решения принимались очень ограниченным кругом людей, которые не могли оперативно решать все вопросы. Накапливалась масса проблем, она достигла критического уровня, объявленная перестройка не спасла – произошло крушение режима, распад страны, падение экономики – все это вы знаете.

Вот и сегодня, когда в стране все более-менее взято под контроль, сохраняется советская проблема «узкого горлышка» для принятия решений. Сегодня это «горлышко» несопоставимо уже с тем, что было при советской власти: по большинству вопросов, по которым надо принимать решение, оно не принимается, либо принимается на том уровне, на котором оно является недостаточным. «Узкое горлышко» – это болезнь управляемой системы, и сегодня она становится более опасной, чем было при советской власти.


О причинах создания СЛОНа см. также:

Материалы пресс-конференции, 14 октября 2002г.

Выступление Вячеслава Игрунова на Учредительном Съезде

 

Вот та ситуация, на фоне которой мы решили учредить партию СЛОН.

Собравшиеся предприниматели задали много вопросов, связанных с отношением партии к проблемам малого бизнеса. Но наиболее актуальным сточки зрения партийного строительства был вопрос, заданный Алексеем Пятковским, корреспондентом Интернет–издания «Партинформ.Ру»:

Вы никогда не уточняли, на каких условиях ваша партия примет участие в ближайших выборах.

– Мы еще не знаем, как будет развиваться ситуация. Есть вариант – партия идет самостоятельно. Вопрос в том, преодолеем ли мы пятипроцентный барьер. Если бы мы жили в стабильном обществе, я был бы уверен, что пяти процентов мы не наберем. Однако политическая ситуация в стране меняется, и мы не знаем, что будет востребовано через полгода. К сожалению, мы не живем в стабильном обществе, и если сейчас мы не ощущаем напряжения, это не значит, что его нет – оно очень даже есть. И как оно может выплеснуться, один Бог знает.

У нас до начала лета, когда придется принимать решение, еще есть время. Если ситуация будет стабильной, конечно, нам целесообразно думать о заключении блокового соглашения. При стабильном развитии событий ситуация для демократических партий будет складываться неблагоприятно. О том, с кем его заключать и когда, вы знаете, заранее не рассказывают.

– А как вам хотелось бы, чтобы развивались события?

– Как человеку мне хотелось бы, чтобы была стабильность, пусть нам придется идти на выборы с кем-то в блоке. Как политик, наблюдающий за ситуацией, скажу: это не самое вероятное развитие событий. Поэтому я готовлюсь к худшему. Если ситуация будет развиваться драматически, мы пойдем на выборы самостоятельно.

Подготовил Владимир Володин

 

 

Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель.