SLON-PARTY.RU :: Начало

Разделы сайта

Главная страница
Идеология

Программные документы
Темы сайта

Форум
Хроники СЛОНа

Анонсы, объявления
Последние новости
Пресс-релизы
Архив новостей
Стенограммы выступлений

Читальный зал

Статьи и интервью СЛОНов
СМИ про СЛОНа
Открытая партийная газета
Книжная полка

Сайты по науке и образованию
Руководящие органы
Лица СЛОНа

Персональные страницы
Адреса представителей
в регионах

Региональные организации
Выборы и участие во власти
Документы
Фотоальбом
Слоны в искусстве

Счетчики

Основной раздел

12 августа 2003г.

С кем ты, партия СЛОН?

См. также заявление от имени Бюро ЦС за 26 августа 2003г.

Трудно назвать политический проект последнего времени, вызывавший бы столько искренних пересудов (не заказных и оплаченных, а именно искренних и заинтересованных), как весть о возможном создании «блока Глазьева». Печатные, а особенно Интернет – издания, полны комментариев, перечисления возможных участников и всяческих предсказаний.

Поскольку одним из участников блока неоднократно называлась партия СЛОН, мы обратились за разъяснениями к ее Председателю Вячеславу Игрунову.

 

- Вячеслав Владимирович, сейчас газеты в открытую пишут, что СЛОН будет в «блоке Глазьева», а 7-е место в его федеральном списке получите Вы, что, по мнению некоторых журналистов, свидетельствует о связи этого блока с администрацией президента, поскольку Вы – друг Павловского. Имеет ли это под собой какую-то почву? Вот, например,  сайт Евразийской партии открыто заявил, что они ведут переговоры с Глазьевым уже на уровне распределения мест в списке.

- Начнем с того, что действительно я вел переговоры с рядом политических сил и некоторые из них нам предложили место в своих списках.

Сегодня Сергей Глазьев привлекает особенно большое внимание, поэтому утечки информации, которые имели место, вызвали некоторый ажиотаж. Мне уже звонил ряд журналистов с просьбой подтвердить опубликованную информацию.

Разумеется, нет дыма без огня: действительно переговоры с блоком Глазьева у нас были, действительно мы готовы включиться в эту работу. Но это еще не значит, что все вопросы закрыты. Это далеко не так.

Во-вторых, я хочу отметить, что у меня никаких деловых отношений с Павловским нет. Нас с ним связывают личные отношения. Мы занимаемся разными политическими проектами, и уж точно Павловский меня не связывает с Кремлем.  

Я хочу подчеркнуть: да, я работаю с администрацией президента и не считаю нужным это скрывать. Я считаю, что есть целый ряд общегосударственных задач, которые каждый решает на своем уровне. У меня очень продуктивная работа с Кремлем в этом отношении. Но эта работа носит общегосударственный характер и не является партийно-политической. В этом отношении я с Кремлем никогда не работал. Хотя, безусловно, сотрудники администрации президента задавали мне вопрос, как я вижу свое политическое будущее. И я не считал нужным скрывать свои представления о будущем. Но никакого взаимодействия с Кремлем на этой почве у меня никогда не было. Поэтому, если мое знакомство с Глебом Павловским - самое сильное свидетельство связи блока Глазьева с Кремлем, мне остается только рассмеяться.

- Другой вопрос: на пресс конференции Сергей Глазьев сказал, что в его блок должны войти Александр Крутов, Николай Леонов, Александр Дугин…

- Ни Крутова, ни Леонова я вообще не знаю.

- Александр Крутов –  журналист телекомпании «Московия», борец с «сионизмом»,  его постоянным партнером является Николай Леонов, хотя он не журналист, а бывший начальник аналитического отдела КГБ…

- Я слышал имя Кондратенко.

- Вот про Кондратенко я еще не читал. Названы были Крутов и Леонов, Дугин и его евразийская партия. А Дугин имеет довольно стойкую репутацию идеолога российского фашизма, о чем пишут в  целом ряде интернет-изданий1.

- Это ерунда. Дугин, безусловно, не является фашистом – он крутой государственник, но уж никак не фашист. Кстати, он вполне разумный человек.

- Понимаете, Николай Леонов тоже человек вполне разумный, зато Александр Крутов…

- Я вообще об этом ничего не знаю. Более того, как я уже сказал, нет дыма без огня. Переговоры идут, но сказать, что я являюсь какой-то ключевой фигурой в составлении блока Глазьева, было бы чрезмерным преувеличением.

- Называют еще Виктора Геращенко…

- Да, я слышал про Геращенко.

- Ну, это вполне приличный человек…

- Он не только вполне приличный человек, но и отличный профессионал. Он заслуживает свое прозвище «Геракл» на все сто. И Геращенко не посрамил бы никакой список. Только Явлинский мог устраивать истерику, что он не пойдет в правительство, потому что Центробанк возглавляет Геращенко.

Я могу сказать, что сегодня формирование блока, который преодолел бы пятипроцентный барьер, задача не только не из простых, а практически неразрешимая. На сегодняшний день только 4 партии (еще недавно я говорил о пяти партиях, на сегодняшний день только четыре) имеют более-менее уверенные шансы преодолеть этот барьер. Прохождение его хотя бы еще одним блоком очень затруднительно.

Но в стране сейчас нарастают левые настроения, сильно нарастают, и понятно, что Глазьев пытается поймать этот ветер в свои паруса. Чтобы левеющее население не доходило до КПРФ, а вело вперед судно Глазьева. Поэтому там появляются такие люди, как Николай Рыжков, Кондратенко, возможно, Илюхин. Но никто не поручится,  будет ли это именно так.

Я не в курсе дела серьезных переговоров, могу лишь сказать: сегодня СЛОН только-только регистрирует свои региональные отделения, а до предвыборной кампании осталось в сущности две недели.

- Зарегистрировано около тридцати отделений?

 - Да. Остальных еще нет.

Сегодня СЛОН не вправе претендовать на выдвижение отдельного списка. Даже если мы зарегистрируемся, то у нас не останется времени даже на поиск ресурсов на проведение этой кампании.

У СЛОНа есть три варианта действий: не участвовать в выборах, что плохо для политической партии; участвовать в выборах в блоке с симпатичной, но заведомо проигрывающей партией, таких не так много…

- Например, социал-демократы?

- Например, они. Мы вместе получим полтора процента голосов и ни одного депутатского мандата.

И есть возможность вступить в коалицию с теми, кто идеологически дальше от нас, но у кого есть шансы преодолеть пятипроцентный барьер. Таким образом, Глазьев является для нас наиболее приемлемой фигурой, хотя, конечно, ряд имен из тех, кого называют, для меня являются абсолютно неприемлемыми.

Что же касается самого Глазьева, то, во-первых, у него достаточно близкие нам взгляды и высказывания. Это человек, понимающий важность инновационной экономики. Он понимает, что такое постиндустриальная фаза современной экономики. Его анализ произошедших перемен совпадает с нашим. Совпадают и наше видение того, откуда брать ресурсы для развития России. С Глазьевым у нас пересечения настолько сильные, что по большому счету у нас может быть перспектива длительного сотрудничества.

Да, как мне кажется, сегодня не совсем точно формируется команда: в этом виде она ограничивает круг людей, способных проголосовать за новый блок.  Но я вижу серьезные возможности для развития отношений с Глазьевым.

А вообще переговоры о создании блока продолжаются, и что там получается, знает Глазьев, но не я.

Беседовал Владимир Володин


Примечание редактора

1 Вот что пишет, например, Эдуард Лимонов в своей последней книге, вспоминая историю создания Национал-Большевистской партии (НПБ): "...Впоследствии мы получили членские билеты НБП в соответствии с порядком появления нас на исторической сцене. Лимонов - билет №1, Дугин - билет №2, Рабко - билет №3, Летов - билет №4. От кого получили? От меня..."
"...Дугин принёс правые импульсы, правые сказки, мифы и легенды. Правую энергию. Правый неотразимый романтизм, которому невозможно было противостоять. Он как бы расшифровывал и переводил тот яркий шок, который советский ребёнок испытывал при произношении какой-нибудь аббревиатуры "SS". Дугин говорил о доселе запрещённом, потому был невозможно романтичен. Не думаю, что у Дугина вообще была когда-либо какая-либо устойчивая идеология или будет. Он как хамелеон или кто там, спрут, - короче животное мимикрирующее под цвет среды в которой оказалось: жил тогда в фашистской среде и потому ходил в правых фашистских цветах. Он тогда изучал фашизм, пожирал все попадающиеся ему книги о фашизме, национал-социализме, вообще правых. И выдавал свои свежеприобретённые сведения русскому миру, в виде статей в журнале "Элементы", статей в газете "День". Он издавал в начале 90-х книги - среди прочего мистика Майринка и позднее Эволу со своими предисловиями..."
"...В истории Партии Дугин сыграл важнейшую роль. Он принёс к нам знания, вдохновение, свою яркую манию величия. Определённое безразличие к разделению правые/левые. У меня это безразличие было ещё более ярко выражено. Хотя о правых идеях я знал гораздо меньше Дугина. Может быть потому, что я представляю красную половину Национал - Большевизма, а Дугин - чёрную..."
(сайт tedir.narod.ru)
Вот цитата из доклада Бялого и Крюкова, обубликованная на сайте www.rjews.net:
"Осенью 1988 года Дугин стал членом Центрального совета Национал-патриотического фронта «Память». В тот период он читал членам фронта, одним из которых был будущий лидер Русского национального единства А. Баркашов, цикл лекций по «белой веданте»: комплексу религиозно-оккультных взглядов, реставрирующих нордическую мистику СС. Впоследствии основатели откровенно нацистского РНЕ во многом строили свою идеологию на том материале, с которым их познакомил Дугин. В мае 1993 года Дугин от имени «Движения новых правых» участвовал в основании Национал-большевистского фронта Эдуарда Лимонова. Туда же вошел праворадикальный Фронт национал-революционного действия во главе с Лазаренко. К началу 1994 года НБФ распался, но связка Лимонов-Дугин сохранилась. Дугин стал главным идеологом НБП, стараясь превратить национал-большевиков в «новую оппозицию» в России".

 

Высказаться

Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель. Разработчик и веб-дизайнер - Шварц Елена. Состав редакции сайта