SLON-PARTY.RU :: Начало

Разделы сайта

Главная страница
Идеология

Программные документы
Темы сайта

Форум
Хроники СЛОНа

Анонсы, объявления
Последние новости
Пресс-релизы
Архив новостей
Стенограммы выступлений

Читальный зал

Статьи и интервью СЛОНов
СМИ про СЛОНа
Открытая партийная газета
Книжная полка

Сайты по науке и образованию
Руководящие органы
Лица СЛОНа

Персональные страницы
Адреса представителей
в регионах

Региональные организации
Выборы и участие во власти
Документы
Фотоальбом
Слоны в искусстве

Счетчики

Основной раздел

Washington ProFile, 19 ноября 2003г.

Я боюсь, что в России скопируют только самое худшее из того, что сделано в США

Роальд Сагдеев, физик-теоретик, профессор Мэрилендского Университета\University of Maryland, сотрудник исследовательского Института Эйзенхауэра\Eisenhower Institute, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, действительный член Академии Наук СССР, руководил космической программой СССР.

Вопрос: США заявили, что будут готовы применить ядерное оружие в случае, если их противники будут намереваться применить химическое или биологическое оружие. Что Вы думаете об этом?

Сагдеев: Мне кажется, что события первых лет нового тысячелетия повлияли на военные доктрины как Соединенных Штатов, так и России. Примером тому может служить та стратегическая установка, которая была принята Белым Домом, в которой предусматривается возможность нанесения упредительного удара, и дальше дается краткое описание того сценария, когда это может произойти, описание наиболее вероятного объекта удара - это либо страна-изгой, либо террористическая организация. Я думаю, что жизнь заставила пойти на такую меру и очень трудно спорить со сторонниками применения этой меры.

Однако, как мне кажется, решение о нанесении превентивного удара должно выноситься не в одностороннем порядке, не одной стороной, а должно быть коллективным решением международного сообщества. Об этом можно спорить, потому что некоторые говорят, что Совет Безопасности или ООН малоэффективны, что все предложения тонут в бесконечных дебатах. Тем не менее, нужно найти какой-то международный механизм контроля.

Вопрос: Идут ли новые разработки оружия массового уничтожения в США? Насколько атомное оружие угрожает нам в будущем?

Сагдеев: Очень трудно сказать прямо, что идет разработка новых видов оружия массового уничтожения. Я бы сказал, что скорее идут дебаты об этом. Есть сторонники того, чтобы США приступили к разработке нового вида ядерной боеголовки существенно пониженной мощности, но повышенной проникающей способности. То, что в сейчас получило название "бункерная бомба"\bunker-buster - то есть, заряд который предназначен для нанесения удара по глубоко эшелонированным бункерам, пещерам такого типа, в которых скрывался или скрывается Бен Ладен. 

Сама постановка такого вопроса вызывает много возражений. Я тоже склонен считать, что это было бы очень рискованным делом. Потому что, если мы поставим на повестку дня вопрос о практическом использовании ядерного оружия не в ответ на ядерный удар, а в ситуации борьбы с каким-то замаскированным террористическим злом, то тем самым мы понизим порог вероятности применения ядерного оружия. И это может подхлестнуть гонку ядерных вооружений, которая сейчас перешла из категории гонки сверхдержав, в категорию гонки на уровне "новобранцев" ядерного клуба. Я имею в виду Индию с Пакистаном, а также, вероятно, Северную Корею.

Любая попытка сделать что-то новое в области ядерной техники будет служить аргументом для таких новобранцев. Но, во всяком случае, то, что сейчас происходит с ядерным оружием, далеко отодвигает момент, когда человечество могло бы спокойно вздохнуть в безъядерном мире.

Вопрос: Каким Вы видите будущее космоса?

Сагдеев: Сейчас произошло нечто невероятное. США начали военные действия в Ираке и получили очень серьезный урок. Оказалось, что сколь не была бы мощной военная машина, она не может решить всех проблем. И я думаю, что этот урок может повлиять на будущее развитие событий в таких областях, где нынешняя администрация США уже планировала целый ряд односторонних шагов. Например - вывод оружия в космос.

Дональд Рамсфелд перед тем, как стать министром обороны США, возглавлял правительственную комиссию по оценке ситуации в космосе. И эта комиссия пришла к выводу, что стратегические объекты США в космосе, будь то коммерческие спутники связи, спутники наблюдения или военные спутники - спутники разведчики, спутники раннего предупреждения - все могут стать уязвимыми через некоторое время. Они могут стать объектом нападения - неожиданного, скрытого нападения, нападения, имеющего характер космического Перл-Харбора. И в качестве противоядия против такого развития событий, комиссия Рамсфелда предложила рассмотреть вопрос о выводе оружия в космос, оружия, которое могло бы своим присутствием предотвратить такое нападение на американские военные и коммерческие объекты в космосе. Я отношусь к числу критиков подобной политики. Я считаю, что всякий вывод оружия в космос, может только побудить других сделать тоже самое. И я не знаю, как размещенное в космосе оружие может защитить космические объекты.

Вместе с коллегами, под эгидой Института Эйзенхауэра, мы анализируем различные сценарии, которые могли бы показать, действительно ли уязвимы американские спутники, и к чему может привести размещение оружия. И пока все наши выводы показывают, что вывод оружия только усложнит ситуацию. Альтернативное решение могло бы лежать в русле многосторонних договоренностей, при которых любая сторона-нарушитель могла бы быть наказана.

Вопрос: Считаете ли Вы изменение классической российской системы образования - особенно переход к единому экзамену - полезным или разрушительным?

Сагдеев: Я как-то стоял в стороне от этих бурных дебатов, которые в России имели место. И я понимаю, что сторонники введения системы единого экзамена во многом ориентировались на западный опыт, в частности, на американский - на использование стандартных тестов, в США их называют SAT -Standardized Assessment Test. Я думаю, что система SAT здесь в Америке вносит какую-то дисциплину. Я это вижу по школьной молодежи. Но недостатком является то, что в этих тестах много искусственного - вопросы, способ которым эти вопросы задаются, и как нужно на них отвечать: здесь много зависит не столько от реального багажа знаний школьника, сколько от натасканности на определенный класс вопросов. Я боюсь, что в России скопируют только самое худшее из того, что сделано в США и потеряют тот российский опыт, которому завидуют многие американские педагоги.

Вопрос: Подталкивает ли эта система "утечку умов"?

Сагдеев: Я думаю, что для тех, кто захочет "утечь" из России, она облегчит дело, потому что у них тогда будет единый стандартный показатель, и они смогут вступить в переговоры с университетом или колледжем на более понятных основаниях. А подтолкнет ли утечку, я не знаю. Утечка, мне кажется, связана с совершенно другими причинами - это чисто экономические причины, бытовые причины, вопросы трудоустройства. И пока в России не наладится нормальная жизнь, и не появится потребность в молодых кадрах, получивших образование, ситуация не изменится.

Вопрос: А на данный момент Вы считаете утечку умов серьезной проблемой?

Сагдеев: Если взять статистические данные об объеме научной и инженерной работы, которая ведется в России  - это, наверное, несколько миллионов специалистов. В чисто научной сфере может быть занято около миллиона человек. По разным отрывочным данным можно судить, что на Запад уехало несколько десятков тысяч. То есть казалось бы ничтожный процент и номинально ущерб небольшой. Но, на самом деле, если посмотреть на список тех, кто уехал - то обнаружится, что среди них много талантливых и молодых ученых.

Я думаю, что отъезд именитых академиков, уже не меняет многого, потому что у этих людей, в основном, все в прошлом. Они могут играть роль советников, воспитателей научной молодежи, но я не думаю, что в творческой работе они могут конкурировать с молодыми. Я не хочу обидеть своих коллег и друзей, таких как Алексей Алексеевич Абрикосов - это, конечно, выдающийся ученый, но Нобелевскую премию он получил за то, что он делал в 50-е годы, ну может быть в начале 60-х годов. Максимальный ущерб наносит российской науке отъезд молодых людей

Продуктивность работы ученого оценивается с помощью индекса цитируемости. Хотя здесь много необъективного, но, во всяком случае, это некий показатель, к которому можно присматриваться. И вот из 100 наиболее цитируемых российских ученых, я думаю, что, по крайней мере, 50 работают за границей. То есть, наиболее активная молодая часть. И здесь никого нельзя винить. Я понимаю, почему молодежь уезжает.

Вопрос: Как появление Интернета повлияло на науку и образование?

Сагдеев: Интернет - это настоящая революция, может быть самая большая революция, которая произошла в последнее десятилетие. Конечно возникают вопросы стратегического характера, может ли Интернет изменить ту культуру образования, высшего образования, в частности, которая уже существует в течение нескольких веков. Может быть будущая молодежь будет получать образование через Интернет. По этому поводу уже идут дебаты, появились уже экспериментальные курсы - целые колледжи работают онлайн.

Я все-таки думаю, что полной смены старой системы образования произойти не может. Просто нам всем нужно освоить новые технические приемы. В Мэрилендском Университете каждый преподаватель, каждый профессор должен выставить на интернет - страничку свой курс. И общение со студентами проходит не только в аудитории, в классной комнате, но и через Интернет - ведется переписка, задаются вопросы, задания раздаются и собираются, оценки выставляются.

Но, к сожалению, то, что сейчас происходит засорение интернетовского эфира - это настоящая трагедия. Я не знаю, чем все это кончится. Я думаю, что нужна какая-то дисциплина, общество должно ввести ее через законодательство, контроль, не ограничивая свободу информации. Кроме того, все-таки разработчики компьютерной техники и математического обеспечения должны продумать меры защиты.

Вопрос: Какое событие в мировой истории последних десятилетий Вы считаете наиболее важным?

Сагдеев: Самое большое событие - распад Советского Союза и коммунистической системы. Это затмевает все. Я думаю, что Запад еще до сих пор не понял, что произошло. $87 млрд. сейчас ассигнуются на то, чтобы Ирак превратить в образцово-показательную мусульманскую страну. Сравните эти деньги с жалкими инвестициями в экономику пост-советской России. Запад просто не понял, что можно было сделать из России не образцово-показательную, а настоящую демократию. А вместо этого видите, что происходит?! России не простили долги Советского Союза!!! Запад морально, на словах, поддерживает либералов, демократов в России. А что сделано, чтобы действительно увеличить влияние этих групп?

 

Высказаться

Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель. Разработчик и веб-дизайнер - Шварц Елена. Состав редакции сайта